Комментарии
В номере: неправильный минимализм и парадокс в основе A/B-тестирования
Ланч-тайм 246: краткий
перевод свежих статей о digital
В номере: неправильный минимализм и парадокс в основе A/B-тестирования
#814
Все, что вы думаете о минимализме, неправильно
Не так давно Instagram заполнили новые фильтры, усиливающие насыщенность, и фотографии с низким разрешением. Но очень скоро безвкусный, максималистский стиль из 2000-х потерял актуальность, и ему на смену пришёл вездесущий минимализм — чистые линии и сдержанная цветовая палитра. Всё — от дизайна интерьеров до образа жизни популярных блогеров — покрылось обтекаемыми формами, стенами цвета яичной скорлупы, монохроматизмом, воздушностью и однородностью.

Минимализм нравится всем — и юзерам Инстаграма, и тем, кто им не пользуется. Мари Кондо (специалист по наведению порядка в доме и кумир всех домохозяек) учит находить радость в минимализме и избавляться от всего, что её не доставляет. Бренды и инфлюенсеры говорят, что нам достаточно маленького шкафчика с базовым набором вещей или супер-простых процедур по уходу за кожей с участием всего пары натуральных продуктов. Минимализм стал визуальным проявлением «стиля жизни в духе wellness» — тенденции, которая бросается в глаза в современном потреблении.

Но это неверное толкование минимализма, и оно уходит своими корнями в философию архитектуры и дизайна десятилетней давности. Культурный критик Кайл Чайка в своей книге «Стремление к меньшему: жизнь с минимализмом» исследует, как мы отклонились от истинного происхождения минимализма, и преобразовали его в то, что сводится лишь к «визуалу». И вот 4 самых больших мифа о минимализме по его мнению.


Минимализм имеет более глубокие корни, чем вы думаете

Возрождение минимализма как идеи в обществе и искусстве раскрывает главный парадокс философии: это тихий триумф пустого пространства, но его простота поражает. Сразу после Второй мировой войны минимализм был очень популярным, ведь этот стиль стал доступен каждому. Вскоре, в 1970-х годах, идея «простой жизни» укрепилась — в то время экологически сознательные потребительские практики (разумное потребление, большая самостоятельность) были в тренде, как и сегодня. Сейчас интернет, социальные сети и финансовый кризис подстегивают новый виток популярности минимализма.


Минимализм — не просто модный стиль

Нетрудно представить, почему мы, как общество, жаждем меньшего. Нашу жизнь захватили голубые экраны, которые заставляют нас расставлять приоритеты над человеческими качествами реальной жизни. В интернете теперь слишком много визуального опыта — поэтому обоснованно, что мы стремимся к чему-то очень простому, ведь мы так много времени проводим в сети.

В попытке противодействовать вреду, который технология нанесла нашей способности концентрироваться, отдыхать и наслаждаться, люди приняли минимализм как визуальную эстетику. Это ненавязчиво, безобидно, естественно. Это даже было преподнесено как форма самопомощи.
Дональд Джадд, 15 безымянных работ, 1980-1984
В архитектуре минимализм уходит корнями в Японию, где всегда был реальный интерес к утонченным текстурам и игре со светом и тенью — архитектуре эфемерности, которая не свойственна модернизму. Иными словами, раньше существовала духовность минимализма, а в нынешнем выражении она утрачена. Стилистика теперь больше похожа на защитную реакцию, чем на гармонию.


Минимализм — не высшая норма морали

Минимализм сегодня обладает аурой морального превосходства. Он всегда ассоциировался с моральной чистотой или ощущением существования вне общества: что в 50-е, что в 70-е. Проблема люксового минимализма сегодня в том, что он, вроде бы ассоциируется c обособленностью, но им руководствуются не слишком обособленные люди — богатые женщины и IT-миллиардеры.

Выкинуть всё ненужное из дома — не столь радикальный поступок, если есть возможность купить всё это снова. Традиционный наряд Стива Джобса — не минимализм, а простой способ не обременять себя разнообразием гардероба. Предположение, будто владение минимумом объектов — это круто и более комплексно, упускает из виду один факт. Приверженность этой тенденции чаще связана не столько с внутренним ощущением, сколько с внешними проявлениями. Какое уж тут моральное превосходство.
Интерьер дома, 1952
Минимализм не товар

Идея полностью минималистского образа жизни глубоко американская — мы потребляем все в избытке, даже сам минимализм. Мари Кондо, кажется, нащупала эту американскую ахиллесову пяту — ее ставка на продажу товаров для дома отражает гениальное идею о том, что потребители стремятся покупать предметы, которые несут в себе идеологию, даже если они её не полностью разделяют. Поэтому же минимализм в Инстаграме процветает — теперь это элемент, глубоко внедренный в платформу.
Внутри дома, Киото
Что дальше

Наверняка минимализм вскоре снова заменится чем-то ещё, как это бывало раньше. Мы начинаем зацикливаться на нем, а потом обнаруживаем, что это не решает наших проблем.

Для большинства людей минимализм просто не является реалистичным образом жизни, потому что сама структура нашего капиталистического общества опирается на постоянное потребление и склонность к спонтанным покупкам. Проще говоря, минимализм— как он существует в современной культуре — это привилегия. Это как разница между Apple Store и храмом дзен. Apple Store всегда в одной поре — там идеальные стеклянные поверхности, сталь и воздух. А вот сад камней в храме дзен, всегда меняется и движется со временем — это более интересно и устойчиво, чем создавать то, что не будет развиваться.
Вывод: кажется, ваше «осознанное потребление» — всего лишь маркетинговый крючок капиталистического общества. А вы-то думали, что вы весь такой особенный :) (и сэкономили 6 минут).
#815
Парадокс в основе A/B-тестирования
A/B-тестирование началось с пива. На рубеже 20-го века Уильям Сили Госсет пытался улучшить качество стаута пивной компании «Гиннесс», но не мог позволить себе проводить масштабные эксперименты на целой партии. К счастью, Госсет был не только проницательным пивоваром, но и статистиком — у него было предчувствие, что есть способ изучить небольшие фрагменты данных, чтобы протестировать новые идеи.

Госсет ушел с работы на год, чтобы учиться вместе с другим ученым, Карлом Пирсоном. Вместе они разработали новый способ сравнения небольших наборов данных для проверки гипотез. Они опубликовали свои работы в ведущем на тот момент статистическом издании «Биометрика». В «Вероятной ошибке среднего» родился t-критерий, краеугольный камень современного статистического анализа.

Научный подход Госсета стал основой его 38-летней карьеры в «Гиннесс». Он изобрел множество способов использования статистики для принятия деловых решений, основал отдел статистики в компании, возглавил пивоварение на новейшем заводе Гиннесса в 1935 году и, наконец, в 1937 году стал главой пивоварения в Гиннессе.

Принятие статистических решений стало сверхновой, а сегодня оно используется каждой крупной технологической компанией для принятия сотен тысяч решений ежегодно. Тесты, основанные на данных, решают все: от эффективности политической рекламы до нужного оттенка синего. Новые методы вроде тестирования Фишера, многомерного тестирования и тестирования множественных вероятностей — потомки ранних инноваций Госсета. А самый популярный из этих статистических тестов — ещё и один из самых старых: A/B-тестирование.

A/B-тест — это измерение эффекта от одного небольшого контролируемого изменения. В дизайне продукта это изменение интерфейса (цвет кнопки или размещение заголовка): покажите текущую версию интерфейса («A») случайно выбранной группе пользователей и измененную версию («B») другой случайно выбранной группе, измерьте разницу. Вуаля, теперь вы можете с уверенностью предсказать, как будет работать измененная версия, когда она будет показана всем вашим пользователям.

A/B-тесты просты для понимания, что объясняет их популярность в современной разработке программного обеспечения. Но их простота обманчива. Фундаментальные идеи A/B-тестов содержат парадокс, который ставит под сомнение их ценность.


Парадокс Фредкина

Марвин Мински исследовал феномен, с которым дизайнеры сталкиваются ежедневно: люди часто предпочитают одну вещь другой, даже когда они не могут объяснить свои предпочтения.

Мы часто говорим об этом гордо, но будто извиняясь:
«Искусство ради искусства».
«Я нахожу это эстетически приятным».
«Мне просто нравится».
«Это необъяснимо».

Почему мы прикрываемся такими смутными заявлениями? Это звучит так, будто вы нашкодивший ребенок, оправдывающийся перед взрослым. Или как попытка скрыть причины, слишком недостойные, чтобы в них признаться.

Мински признал, что такая реакция служит нескольким целям: мы склонны предпочитать знакомые вещи незнакомым. Мы предпочитаем последовательность, чтобы не отвлекаться. Удобство и порядок мы предпочитаем уязвимости и индивидуализму. Все эти объяснения сводятся к одному наблюдению, которое Мински приписывает Эдварду Фредкину:
Парадокс Фредкина: чем более одинаково привлекательны две альтернативы, тем сложнее выбирать между ними, независимо от того, в какой степени выбор может иметь меньшее значение.
Трудно выбрать между синей рубашкой и черной рубашкой, когда они обе хорошо смотрятся на тебе. Выбор может быть трудным, когда варианты очень похожи — взгляните на уже упомянутый известный эксперимент Google «50 оттенков синего». Парадокс в том, что вы проводите большую часть времени в размышлениях, хотя ваш выбор не имеет значения.


Закон тривиальности Паркинсона


В 1955 году К. Норткот Паркинсон написал книгу под названием «Закон Паркинсона». Это сатира правительственной бюрократии. В одной главе Паркинсон описывает вымышленную встречу из 11 человек с двумя пунктами повестки дня: планы по строительству атомной электростанции и планы по строительству велосипедного навеса для сотрудников.

Стоимость электростанции оценивается в 10 000 000 долларов. Из-за технической сложности вовлечены многие эксперты. Только два участника полностью понимают точность бюджета. Эти двое изо всех сил пытаются обсудить планы, так как никто из других участников не может внести свой вклад. После двухминутного обсуждения бюджет утверждается.

Группа переходит к велосипедному навесу, стоимость которого оценивается в 2350 долларов. Каждый на собрании может понять, как построен навес для велосипеда. Они обсуждают материал, из которого сделана крыша — алюминий слишком дорог? — и необходимость в велосипедном навесе вообще — что сотрудники будут хотеть дальше, гараж? — сорок пять минут. Этот бюджет также утвержден.

Эта аллегория иллюстрирует то, что называется «законом тривиальности Паркинсона»:
Время, потраченное на любой пункт повестки дня, будет обратно пропорционально обсуждаемой сумме.
Мы можем обобщить закон Паркинсона: усилия, затраченные на обсуждение решения, будут обратно пропорциональны ценности принятия этого решения.


Собираем все вместе: когда A/B-тестирование не подходит для работы

Парадокс Фредкина предсказывает, что, столкнувшись с двумя подобными альтернативами, вам будет сложно выбрать. Как раз тот случай, когда A/B-тестирование является наиболее привлекательным. A/B-тесты — альтернатива принятию решений, но их результаты приводят к наименьшей ценности.

В большинстве случаев A/B-тестирование бесполезно. Время, затрачиваемое на разработку, запуск, анализ и выполнение действий в тесте обычно перевешивает ценность выбора более желательного варианта.


Альтернативы A/B-тестированию

Есть два предложения. Оба дешевле и эффективнее.

Альтернатива 1: наблюдать за пятью пользователями
Том Ландауэр и Якоб Нильсен продемонстрировали в эксперименте «Почему вам нужно тестировать только с 5 пользователями», что понимание дизайна происходит логарифмически — то есть, первые пять изученных вами пользователей выявят более 75% ваших проблем с юзабилити. Проведение простого наблюдения с пятью пользователями — это доступный способ понять не только, как улучшить ваш дизайн, но и почему эти улучшения сработают. Эти знания будут определять будущие решения, когда ни один A/B тест не сможет.

Альтернатива 2: тестирование A → B
Самый дешевый способ проверить небольшое изменение — просто внести это изменение и посмотреть, что произойдет. Думайте об этом как о действительно эффективном A/B-тесте: вместо того, чтобы показывать небольшому проценту посетителей вариацию и терпеливо ждать, пока результаты будут статистически значимыми, вы показываете 100% посетителей новый вариант и сразу же получаете результаты.

A → B-тестирование не имеет статистической строгости, которую требует A/B-тестирование. Но когда изменения невелики, их можно легко отменить или повторить. Тестирование A → B охватывает неопределенность дизайна и открывает путь к более быстрому обучению.


Когда A/B-тестирование подходит для работы

A/B-тестирование бесполезно в большинстве случаев, но есть несколько ситуаций, когда оно может быть правильным:

  1. Когда у вас есть только один выстрел. Продажи, сайты событий, приложения или стартапы не терпят итераций. Если время против вас, A/B-тест поможет уверенно принимать решения в реальном времени и решать проблемы юзабилити.
  2. Когда на кону много денег. Если Amazon проверит размещение кнопки «Оформить заказ» с помощью A → B-теста, они могут потерять миллионы долларов за одну минуту. У поведения пользователей с высокой ценностью есть небольшие пределы ошибки. Они получают выгоду от снижения риска, которое обеспечивает тестирование A/B.
Вывод: A/B-тесты — не панацея и годятся только для ситуаций, где нужна супер-осторожность. Для всего остального есть способы проще и эффективнее. Вы сэкономили 7 минут.
Как ваша первая полноценная рабочая неделя в этом году? Надеемся, ланч скрасил её — ещё бы, ведь это верный признак, что выходные не за горами :)