Комментарии
У вас когда-нибудь возникало чувство, что вы плохой специалист? У Алисии Лю, старшего инженера-программиста в Lift Worldwide, такое случалось. В своей статье на Medium она говорит, что во всем виноват синдром самозванца. Пост пятницы — нелегкая история женщины, которая просто хотела быть великим программистом.
Борьба с синдромом самозванца
У вас когда-нибудь возникало чувство, что вы плохой специалист? У Алисии Лю, старшего инженера-программиста в Lift Worldwide, такое случалось. В своей статье на Medium она говорит, что во всем виноват синдром самозванца. Пост пятницы — нелегкая история женщины, которая просто хотела быть великим программистом.
Сибирикс
Сибирикс

Как я перестала бояться и полюбила программирование

Алисия Лю Старший инженер-программист в Lift Worldwide

Со стороны кажется, что я неплоха в разработке. Начала делать сайты в 15. Ходила на курсы программирования и веб-дизайна в моей технологически ориентированной средней школе. Была принята в первый же выбранный университет, специализировалась на вычислительной технике. Прошла отличную стажировку в технологическом гиганте. Написала код, которым пользуются миллионы людей. Окончила с отличием. Основала софтверный стартап.

Я все делала правильно, но не считала себя хорошим программистом.

Внутри меня — совсем другая история. Мне повезло попасть в университет — у меня был хороший средний балл, потому что у нас не было сложных сортировочных классов и хардкорных CS-курсов. Я получила работу, потому что на собеседовании были такие вопросы, на которые я могла ответить. Я преуспела в учебных и рабочих проектах, потому что мне помогали друзья — хорошие программисты.

Я зашла так далеко, благодаря простой удаче. И мне удалось избежать разоблачения в том, что я плохой программист. Я постоянно боялась кода, который не смогла бы написать, и ошибок, которые не смогла бы устранить. Все это — несмотря на все новые языки программирования и технологии, завершенные проекты и соблюденные дедлайны.


Несмотря на академические и профессиональные достижения, женщины, страдающие от синдрома самозванца, продолжают верить, что они ничего из себя не представляют, и просто сумели одурачить тех, кто думает иначе. На мнение «самозванца» не влияют объективные доказательства.


Некоторые исследования говорят, что женщины более подвержены действию синдрому самозванца. Я не думаю, что это так. Но в пределах сферы ИТ, где женщин мало, вполне вероятно почувствовать, что ты попала сюда случайно.

В моей голове был образ хорошего программиста, и я ему не соответствовала. Мой репертуар комбинаций клавиш был жалким. Я не знала деталей различных языков программирования. Я не могла фанатично обсуждать плюсы и минусы двух разных технологий. Я не пропускала обеды, чтобы кодить. И, конечно, гвоздь в крышку моего гроба — я не видела ни одного эпизода Star Trek.

Хорошие программисты знали много, а я — мало. Я просто не понимала, как кем-то могу стать с такими качествами.

Так пришел вывод, что великой я не стану — а, значит, это не то, чего нужно достигать любой ценой. Поэтому в моем первом стартапе я занялась маркетингом.

Однажды коллега, которого я считала хорошим программистом, который мог рассказать стандарт ASCII по памяти, сказал, что восхищен моим скриптом. И тут я начала понимать, что мыслила неправильно.

У программирования есть две особенности. Первая — по мере работы вы гарантированно узнаете новые вещи. Технологии меняются с невероятной скоростью. Кое-кто постоянно чувствует себя отстающим, при этом объем материалов для изучения растет.

Вторая уникальная для программирования особенность — оно состоит из постоянных неудач. После достаточной практики в других сферах вы становитесь компетентным, программирование же — это постоянные ошибки, пробы, повторные ошибки и новые пробы, пока все не заработает. Одно из различий между опытными и начинающими программистами — опытные знают больше вещей, которые нужно попробовать.

Не признавая, что сутью программирования являются пробы и ошибки, легко подумать, что вы не очень хороши в этом, хотя все и указывает на обратное. Я так расстраивалась тому, что не знала, что не обращала внимание на то, что освоила за эти годы. Так я медленно накопила свои 10 000 часов.

Со временем я поняла, что между мной и хорошим программистом нет невидимого барьера.


Синдром самозванца привил мне огромную боязнь неудач. Я боялась говорить или спрашивать, чтобы не сказать что-нибудь глупое и не показать другим, что я чего-то не знаю. Я старалась не делать задачи, в которых не была хороша, хотя это было единственным способом стать лучше. Это самая большая моя ошибка — не учиться из-за страхов.


Два года назад я вернулась в программирование. Оказывается, в нем я лучше, чем в маркетинге. Я взялась за IOS, Ruby On Rails и отправилась на передовую фронтэнда. Обучение, практика и поддержка друзей и коллег позволили мне считать, что на самом деле я могу хорошо с этим справляться.

Прошло более десяти лет, и теперь я верю — я хороший программист. Как и говорили мне люди все это время.