Комментарии
Откровения веб-специалистов о вещах, о которых не принято говорить вслух
Душевные расстройства в веб-индустрии
Сибирикс
Душевные расстройства
в веб-индустрии
Откровения веб-специалистов о вещах, о которых не принято говорить вслух


Автор оригинальной статьи Брендон Грегори всерьёз озабочен проблемой замалчивания психических расстройств в веб-индустрии: он сам прошёл через это и нашёл людей, которые смогли поделиться своим опытом преодоления недуга и сохранения работоспособности несмотря ни на что.
Веками художники представляются нам замученными творческими гениями, которые вечно борются со своими метафорическими демонами и воспринимают жизнь иначе, чем большинство людей. Сегодня мы знаем, что часто за таким поведением кроются психические заболевания: депрессия, тревога, биполярное расстройство и прочие душевные болезни. Об этом пишут книги и рассказывают анекдоты, которые только подпитывают популярное убеждение в том, что творчество и психические расстройства — грани одной и той же сущности.

Наука стала задаваться вопросами о связи между психическим заболеванием и творчеством, и недавнее исследование показало, что люди творческих профессий действительно могут быть более генетически предрасположены к душевным расстройствам. В веб-индустрии творческих профессий немало (будь то дизайнер, разработчик, копирайтер или кто-то еще), и цифры утверждают, что в этой сфере психические заболевания расцветают особенно пышно.

Мы радеем за сострадательное отношение к инвалидам, обсуждаем в содержательных беседах нашу непохожесть, загрязнения экологии или сексуальные домогательства, но принятие проблем психического здоровья — та область, что так же нуждается во внимании, как и другие.

Общество не так сострадательно и понимающе относится к душевнобольным, чем мы привыкли думать. Например, 57% населения считают, что общество в целом заботится и сочувствует людям с психическими заболеваниями, хотя только 25% больных с симптомами психических расстройств считают так же. Это связано с тем, что люди просто не понимают распространенность и реальность психических заболеваний, с которыми они могут столкнуться на своих рабочих местах. И пора бы перестать обходить эти проблемы стороной.

Эта статья не заменит научного исследования или консультации врача, и в ней нет попыток раскрыть истину о психических заболеваниях в отрасли. Скорее, этой статьёй хочется сказать, что многие люди в какой-то момент борются со своими психическими недугами, но часто мы просто не говорим об этом. Этому часто не придают значения в столь крутом и продвинутом сообществе, коим веб-профессионалы считались десятилетиями.

Ниже — истории реальных людей из веб-индустрии о том, как им живётся с психическими недугами в их сфере. Истории особенно будут полезны тем, кто стал подозревать какие-то отклонения у себя или у коллег.
Знакомьтесь!
Джерри

Я разрабатываю сайты с конца 90-х: начинал с дизайна пользовательского интерфейса, после развивался в технологиях искусственного интеллекта, а теперь сосредоточился на юзер-экспириенс. За свою карьеру я внес вклад в многие громкие проекты, организовывал местные мероприятия для UX-специалистов и сделал это, несмотря на свои личностные препятствия.


Брэндон Грегори

Я работаю в интернет-индустрии с 2006 года, сначала в роли дизайнера, затем разработчика, после — в качестве менеджера/технического руководителя. Я также являюсь сотрудником и постоянным участником A List Apart (Список избранных). В 2002 году у меня диагностировали биполярное расстройство, и из-за этого я чуть не вылетел из колледжа, хотя сейчас я живу в основном нормальной жизнью с солидной карьерой и отличной семьей. Я был достаточно откровенен в отношении своего заболевания и периодически вел блог на Медиуме об этом, чтобы помочь большему количеству людей осознать проблему и параллельно дестигматизировать психические заболевания.


Стивен Кибл

Я делаю сайты с 1999 года, профессионально и весело. Работал для газет, софтверных компаний и дизайнерских агентств, как официально, так и в роли фрилансера, почти всегда создавая интерфейсные решения и концентрируясь на удобстве для пользователей.


Бри Пиккари

Я стала вникать в веб с тех пор, как MySpace стал сервисом, где можно настраивать темы и делать случайные анимации. Профессионально я пришла в веб с 2010 года, занимаясь фрилансом в колледже, перед тем как начать работать на небольшие агентства. Я специализируюсь на создании пользовательского опыта в диджитал и использую ловкость и свою любовь к дизайну для фронт-энд разработки.

Совсем недавно я запустила небольшую студию дизайна, но решила вернуться к более предсказуемой контрактной работе на полный рабочий день, после того как стресс от управления малым бизнесом сказался на моем психическом здоровье. Это было трудное решение, но я выбрала то, что оказалось для меня лучше. Также я возглавляю факультет в AIGA (Американском институте графического искусства), и недавно получила сертификацию мастера йоги.


Мистер X

Я также стал вникать в веб благодаря MySpace, и начал работать в веб-сфере, чтобы оплачивать обучение в колледже. Но я всегда предполагал, что буду делать что-то еще, чтобы зарабатывать на жизнь. Когда мне поставили диагноз «биполярное расстройство», моё привычное окружение (не связанное с вебом) стало для меня не слишком благоприятным, поэтому я сосредоточился на веб-индустрии, где я по-прежнему мог быть здоровым и зарабатывать на жизнь. Но из-за моего негативного опыта, когда я впервые попытался быть откровенным насчёт моей болезни, теперь я держу это в секрете. Я не стыжусь этого — фактически, это заставило меня проживать свою жизнь более подлинно. Например, в глубине души я всегда знал, что хочу работать в Интернете все время.
Настоящая борьба
Вопросы психического здоровья столь же многочисленны и уникальны, как и люди, которые борются с ними. Наши герои рассказали, как это бывает — особенно, на работе в интернет-индустрии.


Джерри

У меня есть интересное сочетание синдрома дефицита внимания, дислексии и сложного ПТСР (посттравматического стрессового расстройства). В результате я неполноценный человек, постоянно испытывающий неуверенность в себе, токсический стыд и парализующую тревогу. У меня было несколько эпизодов в прошлом, когда я не мог осознать потребности или воспринимал критику неправильно, проходя при этом через панику, избегание или гнев, что было не слишком верным способом это пережить. Когда все идет не так, я тяжело рефлексирую в течение нескольких недель.

Презентация или выступление перед аудиторией — это тоже нечто невероятное для меня. В такой ситуации я ощущаю себя в состоянии вечных сомнений в том, говорю ли я по делу, и вообще имеет ли это хоть какой-то смысл. Я могу взять себя в руки только после выступления, когда переговорю с друзьями в аудитории. Это негативно отразилось на моей карьере, связав даже самые простые задачи с тревогой.


Брендон Грегори

Мне действительно удается хотя бы выглядеть так, будто у меня всё в порядке, поэтому большинство людей не знают, что у меня биполярный синдром, пока я им не расскажу. Внутри я усиленно борюсь с этим. Бывают приступы депрессии, в которых я истощен в течение всего дня и ощущаю физическую боль, бывают и вспышки мании, где я иду на неоправданные риски и следую неуместным порывам. И я могу переключаться между этими состояниями почти или вовсе без предупреждения. Я очень много работаю, чтобы уравновесить обе стороны моей личности для людей в моей жизни.


Стивен Кибл

После внезапной смерти моей матери я начал страдать от панических атак. Один из приступов случился спустя 30 минут после начала рабочего дня, и я совершенно не мог с ним справиться на рабочем месте, поэтому вернулся домой, никого не предупредив. Только позвонил моему боссу со стоянки для грузовых автомобилей, после того как проплакался в стороне от дороги. Атаки также вызвали депрессию, которая заставила меня работать из дома, хотя на самом деле я хотел бы больше времени проводить в офисе. К счастью, мой работодатель оказался понимающим и гибким.



Бри Пиккари

В зависимости от времени года мне приходится бороться с наихудшим состоянием, из-за которого я практически не могу покинуть свою квартиру. Многие мне часто говорят, что при этом я неплохо выгляжу — большинство людей, с которыми я общаюсь, понятия не имеют, что со мной происходит, если я сама не расскажу им об этом.

Я стала скрывать свой недуг, когда он начал проявляться на публике на фоне стресса от старта собственного бизнеса и попыток тащить всё на себе. Бывают периоды, когда депрессия сильно влияет на мою способность творить или взаимодействовать с другими. В настоящее время я пытаюсь справиться с серьезным беспокойством, вызванным стрессом, учусь управлять этим как процессом.


Мистер Х

Мне повезло остаться высокоэффективным, имея биполярное расстройство уже около 5 лет, поэтому глядя на меня, вы не увидите какой-то особенно борьбы. Борьба — это стресс и беспокойство потери этой стабильности, особенно от того, что люди об этом узнают. Я принимаю лекарства, имею определённый распорядок и систему поддержки и стараюсь о себе заботиться — поэтому я стабилен. Но если работа начнет разъедать баланс между работой и жизнью, я не смогу поддерживать такой режим и дальше.

В прошлом это случилось, когда посиделки с друзьями до полуночи, работа в выходные, частые путешествия, вечеринки и распитие алкоголя после работы стали для меня нормой. Многие люди сгорают в таких условиях, но для меня такой образ жизни буквально опасен, поскольку он может повлечь за собой маниакальный эпизод или даже вызовет мысли о самоубийстве.

Мне приходится бороться с незнанием, как далеко я мог бы зайти в рамках своей карьеры, поскольку многое из того, что вы делаете, чтобы продемонстрировать свои способности, связано с большей ответственностью. Какой смысл в повышении, если оно будет означать, что я не смогу о себе позаботиться? Страх упустить возможность делает только хуже.
Как с этим работается
Существуют разные способы, которые люди могут выбрать (или не выбрать), чтобы решить психические проблемы. Мы в конечном счете ответственны за принятие своих собственных решений в отношении расстройств психики, и такие решения для каждого свои.


Джерри

Я стал посещать терапевта, и это удивительная помощь. Я также работаю над своим отношением к критике — задаю разъясняющие вопросы, пытаясь определить проблему, а не злюсь, не защищаюсь и не становлюсь саркастичным, как раньше. Я научился быть более честным с сотрудниками, особенно близким ко мне, стараясь уберечь их от моих иррациональных проступков и прося их о помощи.

Кроме того, поскольку я испытал травму в личной и профессиональной жизни, я испытываю гиперчувствительность к эмоциям других людей. Просто находясь рядом во время горячего спора или в другой напряженной ситуации, я могу подвергнуться панике. Мне приходится проявлять особую осторожность в управлении персоналом, чтобы каждый в конкретной ситуации чувствовал уверенность в том, что он настроен на успех.


Брендон Грегори

Медицина мне очень помогла, и мне повезло в этом отношении. Препараты держат большинство моих симптомов на управляемом уровне, а регулярный график и поддержание определенного градуса «нормальности» помогают сохранять стабильность. Распорядок сна и отдыха, социальные контакты, которые не всегда легко даются, не позволяют мне слишком углубиться в какое-то из моих состояний. Кроме того, ведение блога стало для меня своего рода терапией и помогло другим лучше понять мое состояние. Найти какой-то способ выразить то, что вы переживаете, крайне важно.



Стивен Кибл

У меня было несколько сеансов психологической консультации, чтобы справиться с горем утраты. Я также прилагал усилия, чтобы каждый день быть более физически активным — хотя бы просто гулять в обеденный перерыв. Работа стала способом избегать негатив, который одолевал меня в то время. До депрессии я работал на дому два дня в неделю, однако в эти дни мне было очень тяжело из-за чувства одиночества. Поэтому я стал работать в офисе пять дней в неделю. К счастью, мой работодатель оказался невероятно благосклонным и просто говорил мне делать то, что я должен делать. Благодаря этому мне захотелось работать в этом месте дольше, чем я ранее предполагал, поскольку я оценил их поддержку и понял, как мне повезло.



Бри Пиккари

Прошлой зимой я поступила на программу подготовки мастеров йоги, чтобы научиться лучше справляться с депрессией и беспокойством. Такой прыжок от дискомфортного состояния к столь ценной осознанности внес огромный вклад в мою способность справляться со стрессом. Забота о себе действительно имеет большое значение для меня, и теперь я знаю, когда мне нужно сделать перерыв. Я слышала, что это называется высокоэффективной депрессией и тревожностью. Я часто брала на себя слишком много, и умение говорить «нет» оказалось большим достижением, а терапия и ежедневные ритуалы стали для меня невероятно полезными.


Мистер Х

Лекарства — то, что я могу применять всю оставшуюся жизнь, и это того стоит. Несколько лет я практиковал «диалектическую поведенческую терапию». Дополнительно — последовательный режим дня и забота о себе. Но есть вещи, с которыми пока трудно. Нерабочие ночи или выходные. Ходьба в офис и обратно или катание на велосипеде. Я стал практиковать йогу сразу после постановки диагноза, и та умственная дисциплина, которую она мне дала, помогает снизить интенсивность моих реакций на стрессовые ситуации на работе. Это не значит, что я откажусь от работы, потому что мне тяжело. По сути, если внутри меня что-то в очередной раз вспыхнет, стратегии преодоления помогут мне держать себя в руках и суметь выбраться из трудного состояния.
Курс на понимание
Есть много неправильных представлений о психических заболеваниях, и они касаются не только веб-индустрии. Некоторые из них безобидны, но раздражают, другие — приносят вред. Вот что стоит знать:


Джерри

В моей борьбе все иррационально. Кажется, что мое тело только и старается выдать меня, чтобы я погряз в стыде. Я должен постоянно двигаться, укрощать себя, чтобы мои проекты становились как можно ближе к совершенству. Тем не менее, я стараюсь по-настоящему заботиться о людях, и, вероятно, поэтому я успешен в UX.


Брендон Грегори

Если я выгляжу сильным, это не значит, что мне не нужна поддержка. Если у меня проблемы, это не значит, что вы нужны мне для их решения. Иногда, простая проверка, всё ли ОК, или присутствие рядом — лучшие вещи для меня. Я не хочу, чтобы меня считали сломанным или хрупким (хотя я допускаю, что это иногда так). Моя личность гораздо шире, чем моё расстройство, но я не могу его полностью игнорировать.

Кроме того, в обществе по-прежнему существует много стигм, окружающих психические заболевания — настолько много, что я не чувствовал себя в безопасности, рассказывая своему предыдущему боссу о своем душевном расстройстве. Психические заболевания — это медицинские состояния, которые законно классифицируются как инвалидность, но больным часто небезопасно о них рассказывать на работе. Это реальность, в которой мы живем.


Стивен Кибл

Для тех, кто переживает депрессию, связанную с горем утраты, очень полезно говорить об этом с друзьями, семьей и даже незнакомыми людьми — это помогает «переработать» такое состояние. И старое клише «время лечит» действительно верно. Работодателям я бы посоветовал поддерживать больных с психическими расстройствами так же, как вы поддерживаете больных с физическими заболеваниями. Они будут вам благодарны и отплатят хорошей работой.


Бри Пиккори

Я хронически амбициозный человек. Зачастую это связано с местом работы, хотя там приходится иметь дело с тем, что беспокоит меня или мне досаждает. Значительная часть моей вовлеченности в общественную жизнь происходит из мест, где требуется продуктивность. К счастью или, к сожалению, я многое сделала, преодолевая этот факт — однако, есть моменты, когда мне просто нужен перерыв. Я учусь воспринимать своё состояние, понимать его и соглашаться с ним.



Мистер Икс

Я хочу, чтобы люди знали, как сильно меня беспокоит, когда слово «биполярный» используется для случайного описания вещей и людей. Это не звучит как комплимент и уменьшает вероятность, что я когда-либо раскрою свою болезнь публично.

Я также хотел бы, чтобы люди знали, насколько часто я был близок к тому, чтобы открыться, но сдерживался из-за своей непохожести и других комплексов, связанных с технологической отраслью. Женщины часто называют меня капризным и неуравновешенным. Люди мыслят стереотипно об этнической группе, к которой я принадлежу, поэтому считают меня вспыльчивым и жестоким. Так зачем мне давать кому-то ещё один повод меня дискриминировать?
Если вы думаете, что европейцы с американцами просто с жиру бесятся и на ровном месте сходят с ума, а «у нас-то всё в порядке», вот вам печальная статистика: в России до 40% населения имеют признаки какого-либо нарушения психической деятельности. Мы уже писали о синдроме перфекциониста у работников и о его невротических последствиях. Поэтому, если вы у себя заметили «что-то не то», не пейте горстями успокоительные, запивая алкоголем («чтоб наверняка»), а сходите к врачу — всяко лучше, чем потом кидаться на коллег с топором из-за срыва дедлайна:) Мы серьёзно.